OOMPH! kazakh fan-club
Меню сайта
Категории раздела
Интервью с OOMPH! [20]
Поиск
Опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 40
Статистика



free counters
Казахстанский фанклуб группы OOMPH!
Чтобы получить более полный доступ к сайту, вам нужно зарегистрироваться!

*Sorry, English version of this site isn't availble yet.
*Entschuldigung, die deutsche Version dieser Seite funktioniert noch nicht.



Всего материалов в каталоге:
Показано материалов:
[ Добавить материал ]

Главная » Статьи » Интервью с OOMPH!

Интервью из книги "Like a Prayer", Matthias Schröder, 2002
screenM.S.: Ваши тексты находятся на сайте suck-taste-oomph.de – не на официальном сайте, а на фан-сайте?
Dero: Да, сейчас начинается работа над разными нашими фан-сайтами: новыми в Италии, Португалии и Испании, куда мы недавно приезжали с туром, а также в России и Америке. Классно наблюдать, как там частные лица делают сайты. Конечно, мы пытаемся обеспечить их материалами, настолько, насколько это возможно, их усилия – это здорово и полезно.

M.S.: Когда я еще раз перечитал ваши тексты, я заметил, как последовательно, с самого начала, проходят через песни религиозные темы. Ты воспитывался в очень религиозной среде?
Dero: Я десять лет ходил в католическую школу, школу Айзендорфа в Вольфсбурге. Это наложило свой отпечаток. Не только негативный, как можно было бы подумать, исходя из моих текстов, в которых я сатирически и критически высказываюсь в адрес церкви. Но все же, частично обучение в католической школе способствует такому моему отношению к церкви, преимущественно из-за лицемерия, которое проявляли учителя. Однако в школе были и прекрасные и замечательные учителя, которые могли заинтересоваться отдельным учеником, и которые могли очень хорошо и на собственном примере научить вере в себя.

M.S.: Совершенно пошлый вопрос: почему ты пишешь песни?
Dero: Я думаю, что, к сожалению, в этом всегда виноваты отрицательные моменты жизни, они заставляют отразить и катализировать себя в какой-либо форме. Если, например, я доволен или счастлив, я просто наслаждаюсь этими моментами. Я еще никогда не чувствовал необходимость отражать эти моменты в музыке или текстах. Скорее, это происходит тогда, когда мои дела идут хуже, или меня мучают сомнения, или меня что-то раздражает, или я разъярен, или неуравновешен. Тогда я испытываю порыв написать, выпустить это наружу и таким образом очиститься.

M.S.: Ты пишешь на немецком и на английском – от чего зависит то, на каком языке ты пишешь?
Dero: Мне давно стали понятны фонетические различия этих двух языков, и мне хотелось в полной мере использовать эту музыкальную составляющую. Немецкий звучит очень громоздко, грубо, резко, угловато; особая техника звучания. Зато английский – округлый, мягкий, теплый, мелодичный и музыкальный язык. И, если делать альбомом на двух языках, удается создать более сильные музыкальные и эмоциональные перепады. Больше подъемов и падений, больше уровней и глубины, больше смены настроения чем, если бы я работал только с одним языком. Меня привлекает именно двусмысленность и многомерность.
Я пытаюсь создать некую лирическую рамку, которую затем каждый наполняет своими собственными переживаниями. Для меня очень важно, чтобы оставалась свобода в интерпретации, и мои тексты не были бы слишком личными – хотя, безусловно, в них скрывается и закодирована моя личность.

M.S.: Часто тот, кому ты адресуешь свои песни, остается неизвестным, как, например, в заглавной песне альбома «Эго»: «Ты – ночь, которая обнажает меня, обними меня, ты – сила, которая освобождает меня, обними меня, ты – пустота, которая окутывает меня, ты – свет, который наполняет меня…». К кому ты обращаешься?
Dero: Сделано совершенно сознательно, что под «Ты» и «Я» могут подразумеваться как другие люди, так и я сам. Некоторые диалоги ведутся между различными личностями, которые живут во мне. Я не хочу сказать, что я шизофреник. Просто я считаю, что каждый содержит в себе несколько личностей, которые он может усиливать или подавить. Таким образом, эти диалоги можно интерпретировать так, что они ведутся между партнерами, или так, что они идут во мне.
Конечно, также может быть, что я веду разговор с некой частью меня, которая является чем-то трансцендентным. Но мне трудно сформулировать, что это такое - это «нечто», эта энергия, эта сила, этот «фактор Х». Я не могу исключить, что оно существует, дать ему название или определить его. Порой я дохожу до того, что говорю: «Я чувствую, что там есть что-то необычное, захватывающее и чудесное» - но я никогда не смогу сформулировать это. Поэтому мне тяжело быть приверженцем традиционной религии. Я интересуюсь этим и, как уже сказано, был воспитан католиком, однако я не принадлежу какой-либо церкви.
Я очень интересуюсь буддизмом, индуизмом, философией – правда, я считаю, что традиционные религии, в основе своей, консервативны и реакционны. Я считаю, что религии могут быть только такими. Впрочем, это не так уж и плохо, но я, как человек, который хотел бы развиваться дальше в духовном и эмоциональном планах, также хотел бы, чтобы ценности и нормы, мораль и этика могли бы развиваться вместе со мной. Человека стесняют тесные рамки, установленные традиционными религиями, так что у него быстро появляется боязнь развиваться дальше. Поэтому, с одной стороны, я нахожу их очень интересными, с другой стороны, я не могу их принять.

M.S.: К какой категории тогда ты отнес бы свои религиозные убеждения?
Dero: Я, так сказать, являюсь убежденным агностиком. Для меня на переднем плане стоит большой вопросительный знак. Я не знаю, откуда я иду, я не знаю, куда я иду, и всю свою жизнь я буду искать ответы на свои вопросы. Найду ли я их? Я считаю, что не найду. В буддизме есть прекрасное положение: «Путь – это цель», и я думаю, если ты ищешь, ты уже на правильном пути. Должен ли ты что-то найти, это еще вопрос…

M.S.: Именно это ты хотел высказать в «Schisma»? Там ты говоришь: «Я - как Бог, и Бог - как я – я также велик, как Бог, и Бог также мал, как я, он не может быть выше меня, и я не могу быть выше его. Я - как Бог». Значит ли это, что мы не подчиняемся Богу, а несем нечто божественное в себе, и не стоит об этом больше говорить? На это намекает краткость текста.
Dero: Я думаю, что если существует некая энергия, которая есть во всем сущем, то, естественно, она есть и во мне. И я могу придавать ей форму: я могу ее усиливать, однако также могу ее ослаблять или отклонять.
Мне тяжело принять, например, разделение, приятое в католичестве: «Бог всегда хорошый и добрый», а все зло приписывается дьяволу, фигура которого, как известно, был введена позже.
Я считаю, что если существует энергия, присущая всем нам, тогда она содержит как Добро, так и Зло. С моей точки зрения, у них одно и то же происхождение.
Я думаю, что человек не хочет принять то, что он несет в себе огромный отрицательный потенциал и может им управлять. Если что-то не получается, очень просто свалить все на козла отпущения: «Черт попутал!»
К сожалению, такой образ мышления, отход от самостоятельности, очень характерен для католичества, в котором часто используется наказание: «Если ты не сделаешь это, ты отправишься в Ад…»
Мне всегда мешал такой подход, хотя, конечно, есть некоторые исключения, и не стоит сразу все обобщать.

M.S.: В «Unsere Rettung» ты поешь: «Ave Satani et Stupor et Christi» - приветствуешь Сатану, глупость и Христа.
Dero: В тяжелой музыке принято заигрывать с сатанизмом. И мне хотелось отвергнуть все подозрения на счет того, что и мы такие же, или что, мы горячие сторонники сатанизма. Я считаю это слегка пошлым. Многие музыканты утверждают, Бог мертв, а Сатана жив, что уже является само по себе противоречием. Тот, кто немного изучал христианство, знает, что Сатана – что бы он собой ни представлял – не может существовать без Бога. И наоборот, Бог не может существовать без Сатаны. Этим я хотел разъяснить свою точку зрения: я не принимаю ни ту, ни другую сторону, для меня это стоит под вопросом.

M.S.: В той же песне ты иронизируешь по поводу религиозной манеры речи и апокалептических предсказаний: «Наш конец близок, так приготовьтесь, уже скоро это свершится, уже скоро он приведет нас домой! Освобождение близко, так возрадуйтесь!»
Dero: В любом случае это сатира, и сатирический аспект доведен до крайности ироничным припевом. Существует такое большое количество апокалептических течений и видений во всевозможных религиях, что мне кажется это смешным. Сколько уже раз Земля объявлялась погибшей с тех пор, как существует религия? Невозможно сосчитать сколько раз, и я смеюсь над этим.

M.S.: В новом альбоме затрагиваются темы бессмертия и вечности: «Я никогда не увяну, я никогда не уйду, я никогда не сгорю, дай мне дыхание, так как ты оживляешь меня дыханием вечности…» - поешь ты в «Atem», которая затем шаржируется в конце альбома в ремиксе под названием «Träum weiter». Слова «Atem» можно воспринимать как молитву, причем дающим дыхание должен был бы стать Бог или какая-то трансцендентная сила.
Dero: Необязательно. Прежде всего, песня об отношениях между людьми. Тот, кто чувствует себя уверенным в своем партнере, кто чувствует себя понятым и любимым, может ощутить нечто, похожее на вечность. Речь не идет о каких-то иных формах бытия, я думаю, что мы способны почувствовать что-то такое благодаря дружбе или супружеству.

M.S.: Значит, под «вечной любовью» понимается не любовь до гроба или даже более того, а сила чувства.
Dero: Я сказал бы так: то, что человек способен формулировать что-то подобное, чувствовать что-то подобное, отдавать что-то подобное и получать что-то подобное уже само по себе чудесно.

M.S.: …испытывая чувство, освобождаться от времени и пространства…
Dero: Именно.

M.S.: В конце альбома, в «Träum weiter», это разрушается или, как минимум, по этому поводу иронизируется.
Dero: Не только. Так же ты можешь интерпретировать эту песню так: мечта является важной частью человеческой жизни, человек способен определиться в своих мечтах.

M.S.: Но в «Träum weiter», ремиксе «Atem», звучат скорее отрицательные интонации: «Мечтай дальше, забудь это!».
Dero: Безусловно, сатира является важным аспектом творчества Oomph!, и всегда существует возможность такой интерпретации песен. Все же, я считаю, что мечта очень важна. Важно даже не то, чтобы мечта исполнилась, ценно уже то, что мы можем мечтать.

M.S.: Будет ли это правомерным, если теперь я буду подходить к любому тексту, который написан о человеческой любви, и трактовать его с точки зрения религиозных мотивов?
Dero: Абсолютно правомерно. Я допускаю практически любую интерпретацию вплоть до некорректной в моем понимании. Таков мой принцип относительно текстов: если ты объясняешь это таким образом, значит это правомерно.
Для нас очень важны контакты с нашей публикой, и после концертов к нам часто подходят люди и говорят: «Слушай, в том или ином тексте, я увидел себя… он отражает мои чувства… мои взаимоотношения с подружкой». Иногда я думаю: «Как интересно, но песня, собственно, об отношении людей к животным».

M.S.: Какая песня?
Dero: Песня «Bastard» с альбома «Unrein» описывает отношение многих людей к животным. Я вот уже 15 лет вегетарианец, и меня эта тема сильно интересует; и я вижу, что в нашей культуре животное занимает очень низкую ступень. Спрашиваешь, почему? Наша западная культура базируется на христианстве, и мы интерпретируем библию так, что человек считается высшим творением Бога, поэтому животные должны подчиняться людям. Совсем необязательно, что в Библии говорится именно это, но такая трактовка утвердилась в течение столетий. И прискорбно видеть, что такое отношение к животным связано с христианством, учением, которое в основе своей миролюбиво, преисполнено любви и жизнеутверждающе.

M.S.: В «Kontrollverlust» ты поешь «Покажи мне мою истину». Значит ли это, что истина у каждого своя? И кто может мне показать мою собственную истину?
Dero: Я убежден, что существует некая вышестоящая истина, которая не зависит от субъективных ощущений человека. То есть существуют субъективная и вышестоящая истины – последнюю, пожалуй, никто не может сформулировать.

M.S.: Значит, субъективная истина раскрывается только в общении с другими людьми.
Dero: Я могу определить себя как человека только в социальной среде. Если бы я вырос в полной изоляции от людей, я не стал бы тем, кем я являюсь.

M.S.: «Я» всегда возникает только через «Ты».
Dero: Определенно.

M.S.: Основные строки в «My Darkest Cave» - «I’ve got a reason to live, I’ve got a (w)hole lot to give».
Dero: Причем «w» в скобках придает этим строчкам сатирический оттенок. Эта раздвоенность и противоречивость красной нитью проходит через все творчество Oomph!.
Я знаю, что я могу много отдать, но все же бывают моменты, когда мне вообще тяжело дать хоть что-нибудь. Так как эго захватывает все большее пространство. Чем сильнее эго растворяется, тем легче мне постичь вышестоящую истину.

M.S.: Значит, смысл жизни состоит в том, чтобы освободиться от эго с помощью безоговорочной любви.
Dero: Было б замечательно, если бы мне это удалось! Я очень, очень стараюсь. Как раз я, как музыкант, – очень эгоцентричное существо. И хотя ты это знаешь, тебе не удается избежать риска, что эго будет искусственно раздуто и разрастется на настоящей личности.
Я думаю, что необходимо быть честным с самим собой, что всегда вернет тебя с небес на землю. Очень, очень важно прислушиваться к себе, своим эмоциональным ощущениям. Потому что мне действительно принесет пользу то, что приносит пользу также и другим. Я верю, что это единственное условие: то, что приносит пользу только мне, и не приносит пользу другим, будет для меня хорошим недолго.
Естественно, эгоизм – это очень сильный стимул нашей жизни, и не стоит воспринимать его только негативно. У эгоизма есть как негативная форма, так и позитивная. Негативная его форма проявляется, когда человек без оглядки тратит свою жизнь на то, чтобы приносить вред окружающим. Но я считаю, что такой человек не может быть действительно счастливым. Я думаю, что он обманывает себя. Положительная форма эгоизма приносит пользу и другим! Безусловно, все, что делала мать Тереза, основывалось на ее эгоизме. Должно быть, она чувствовала себя удовлетворенной тем, что она делала. В этом проявлялся эгоистический аспект. Однако я не думаю, что она кому-то этим навредила. Совсем наоборот, она помогла многим людям.

M.S.: То, что мне бросилось в глаза: не взята ли строка «I’ve got a reason to live, I’ve got a (w)hole lot to give»из песни New Radicals «You get what you give»?
Dero: До сих пор я не замечал связи – это совпадение. Кроме того, я думаю, наша песня написана раньше, однако я считаю, что в этом истина: что получают, то и отдают. И наоборот.
С другой стороны, в моей жизни бывают моменты, когда я сосредотачиваюсь на самом себе – на своей злости, на своей скорби, на своем сомнении – все, так сказать, вращается вокруг меня и моих отрицательных эмоций. Конечно, необходимо каким-то образом отразить свои негативные эмоции, но, когда все вращается только лишь вокруг себя самого, также возникают трудности. В понимании себя самого.

M.S.: Эти моменты описаны в таких песнях, как «Viel zu tief», «Rette mich» или «Transformation», в которых слова «боль» и «страдание» чередуются со словами «просьба» и «спасение»?
Dero: Да, тот, кто когда-нибудь переживал такие негативные моменты, знает, что сделает все, чтобы выйти из этого состояния. При этом всегда проще назначить на роль спасителя кого-то другого: какого-нибудь мессию, нового друга или подругу – хотя, конечно, это самообман, так как в этом случае ты становишься зависим от других. Человек, пытающийся найти спасение у других людей или у высших сил, утрачивает власть над самим собой. Тот, кто хочет изменить мир и себя самого, должен начинать с малого, с себя самого. Я считаю, что ошибочно взваливать эту ответственность на плечи других.

M.S.: Песня «Willst du Hoffnung?» вызывает следующие мысли: сначала ты рисуешь картину мира как юдоли печали: «этой боли», и затем ты задаешь в конце вопрос: «Ты хочешь избавления, ты все еще ищешь Бога?», то есть, ты считаешь ошибочным связывать последнюю надежду с чем-то запредельным?
Dero: Если бы я так считал, я мог бы назвать себя атеистом. Но, как уже было сказано, я – убежденный агностик: я не знаю, что происходит. В том смысле, что я сам нахожусь в поиске ответов. И я не знаю, является ли вера в какие-то высшие силы этими ответами. Я хотел бы напомнить: иногда я ощущаю, там определенно есть что-то, что я не могу выразить, но я думаю, очень важно продолжать искать ответы также и в людях и не потеряться в трансцендентности. Так чтобы не потерять контакт с миром, не стать асоциальным из-за того, что посвятил себя самого только лишь медитации или уединенной жизни в монастыре. Такой путь мне не подходит. Я считаю, что в том, мы совместно существуем, уже есть какой-то смысл, также это вызов, от которого невозможно уклониться.
Наверное, как это часто бывает, самым разумным является середина между двумя крайностями: так же ошибочно искать спасение только в другом человеке, как и только у высших сил.

M.S.: Стало быть, отход от действительности и аскеза – не для тебя.
Dero: Иногда такой подход может помочь, но нельзя позволять этому заходить слишком далеко. Также как и многому другому…

M.S.: Песня называется «Willst du Hoffnung?» - надеешься ли ты, когда и на что?
Dero: Если бы у меня не было никакой надежды, я, наверное, уже не жил бы. Конечно, я надеюсь снова и снова пережить краткие моменты, которые делают жизнь сносной: краткие моменты счастья и удовлетворенности.
Я думаю, что было бы ошибочным надеяться на то, что когда-нибудь наступит такой момент, что я буду всегда только лишь счастлив и удовлетворен. Он никогда не наступит, пока я жив, поэтому мне всегда придется бороться. Это вызов, и для того, чтобы принять его, стоит жить: даже если краткие и редкие моменты вознаграждают тебя за длительные, мутные и тусклые периоды.

M.S.: Какие моменты – краткие моменты счастья?
Dero: Во-первых, моменты, когда чувствуешь крохотные искры той истины, о которой я только что говорил. С другой стороны, это те моменты, когда можно полностью забыться, в хорошем смысле.
Когда кто-либо считает, что нашел все ответы, тут же появляются 10 новых вопросов. Но я считаю, что человеческая жизнь состоит из всего этого: из сомнений, из метаний между крайностями, из противоречий. Я думаю, что не стоит бороться за лозунг: «Я нашел ответы на все вопросы!».

M.S.: Для многих ощущение «чувствую, что я здесь чужой» как раз является доказательством существованием какого-то трансцендентного измерения, причем оно воспринимается как какой-то лучший мир, а не как что-то неприятное.
Dero: Я думаю, что если существует рай, то он находится здесь, на земле. И если есть ад, то он тоже здесь, на земле и в нашей жизни. Можно жить как в аду, что уже после этого может быть хуже? Безусловно, также жизнь может быть райской!
Однако мне кажется скучным жить только в одном состоянии: окрыленным радостью. Взлеты и падения, резкие перепады, как раз то, что мы хотим передать в наших альбомах с помощью музыки и текстов, определяют жизнь. При таких перепадах, вы проводите очень короткое время наверху, на вершине горы, затем вы – внизу, в долине, и затем снова поднимаетесь, на это требуется большее время. Но это приносит очень большое удовольствие.

M.S.: В «Ich bin der Weg» ссылки на Библию можно найти не только в названии: строка «Я еще невидимо мал, но все вырастает со временем» напоминает притчу о горчичном семени и «Ты поверил, потому что увидел Меня; блаженны невидевшие и уверовавшие» о Фоме Неверном (Неверующем). Прежде всего, о последнем предложении – ты серьезно так думаешь или это опять карикатура?
Dero: Как всегда, и то и другое (смеется). Я думаю, что истина где-то посередине.
С другой стороны, первоначальная идея текста была: как выглядело бы то, если бы в моей голове себя проявила вторая личность? Как начало шизофрении? Там со мной говорит мое «alter ego». С другой стороны, безусловно, песню можно истолковывать так, как это делаешь ты.
Одно другому не противоречит. Вся полярность, присутствующая в христианстве, имеет оттенок чего-то шизофренического, полного внутренних противоречий. И кто говорит, что это все не родилось в шизофреническом мозге Бога? Кто может это утверждать? Видимо, поэтому мы чувствуем себя противоречиво. В конце концов, мы, так сказать, созданы по его образу и подобию.

M.S.: «Das ist Freiheit» с того же альбома напоминает о нагорной проповеди и о заповеди подставлять другую щеку (когда бьют по одной).
Dero: Я считаю это очень показательным. Практически каждый человек однажды сталкивался с силой, и нужно отчетливо понимать, что очень легко усугубить ситуацию, если применить силу в ответ. Если изобразить из себя боязливого нытика, то навлечешь насмешки и спровоцируешь следующую попытку применить силу. Но если показать ему, что его физическая сила не производит на тебя никакого впечатления, тогда это лишит его самоуверенности. Я испытал это на собственной шкуре, и это очень показательно. В отказе от силы, если он демонстрируется с настойчивостью и мужеством, скрыта большая власть. И это не бегство, а демонстрация того, что ты находишься на совершенно другом уровне чем агрессор.

M.S.: Песня «Das weiße Licht» с альбома «Plastik» стала настоящим хитом. Так что же за «белый свет»?
Dero: Подразумевался классическое описание смерти, то, как это описывают люди, которые были в состоянии клинической смерти, но их спасли. Интересно, что у разных людей один и тот же стереотип: яркий свет, красивая музыка… Я думаю, что в этот момент включаются какие-то защитные механизмы нервной системы.

M.S.: В случае сильных болей в мозге человека вырабатывается большое количество «естественных наркотиков»…
Dero: Точно, эндофин, допамин. Я думаю, что организм пытается облегчить нам смерть, вырабатывая похожие на наркотики вещества. Поэтому людям кажется, что они слышат музыку.

M.S.: Получается, что в альбоме довольно много подобных моментов. Наряду с «Das weiße Licht» также в «Fieber», исполняемой дуэтом с Ниной Хаген, опять смерть вступает в игру…
Dero: … или же растворение собственного эго. И то, что ты можешь испытывать отвращение к собственному эго и хочешь от него освободиться. Я описал то, что мы уже обсуждали: лихорадочные поиски того, что освободит нас от нашего эго.
Безусловно, и «Das weiße Licht» можно толковать на эмоциональном уровне: ты можешь держать в руках, как это написано в тексте, сердце любимого человека.
При всей провокационной грубости слов всегда существует возможность, что их можно истолковывать с совершенно другой точки зрения. Конечно, я не склонен принуждать к чему-либо своего любимого человека, хотя я знаю, что власть может проявляться на совершенно разных уровнях – в словесных поединках или в проявляемых чувствах, поэтому не существует одного единственного истолкования текстов Oomph!.

M.S.: Если кто-то все же не поймет иронию и двусмысленность…
Dero: Такая вероятность существует, и то, что сатира может быть не понята, делает ее еще более увлекательной, злой и горькой. Это необходимо учитывать и не выходить за некоторые границы. Например, я бы никогда – в отличие от других групп – не стал противоречить своим политическим или моральным убеждениям, когда я провоцирую текстом. Также я не использую шутки. Когда я провоцирую, за этим всегда стоит какой-то смысл. В первую очередь провокация прекрасный инструмент для того, чтобы обратить на себя внимание. Однако я считаю, что для того, чтобы провоцировать, обязательно должна быть какая-то причина. Я уже давно разоблачаю иерархические структуры в обществе и религии. Например, в «Feiert das Kreuz» поется о католической церкви – иерархической структуре во главе с Папой, которой несет истинную веру, то, во что должны верить широкие массы, так как он с 1870 года провозглашен непогрешимым.

M.S.: В этой песне совершенно отчетливо проступает ирония в последнем предложении «Распните разум на кресте!»
Dero: Правильно. Так как иногда очень страшно видеть, как верующими манипулировали в течение столетий, только для того, чтобы сохранить руководящее положение в Церкви. Думаю, что, если бы Иисус увидел это, - никто не знает, может быть, он и видит, - он бы 27 тысяч раз перевернулся в гробу.
Разве недостаточно того, что Иисус проповедовал и подавал пример во время своей жизни? Должен ли он был восстать из мертвых? Думаю, что это был распространенный прием, использованный апостолами, странствовавшими как миссионеры, чтобы отвратить людей от других богов, которые также могли летать, плевать огнем и творить различные чудеса. Тут и должны были апостолы выдумать что-то сенсационное: «Наш усоп на кресте и даже после этого был воскрешен» - «О, как круто!».
Я считаю, что вера сама по себе, безо всяких воскрешений, очень увлекательна и чудесна, и становится прямо-таки страшно, что еще могли бы выдумывать Павел и компания.

M.S.: В «Gekreuzigt» описано желание умереть на кресте: «Твоя власть, твои муки, твоя боль, когда я стою перед тобой (…) весь твой пот, вся кровь, все страдание, когда я стою перед тобой, твой расчет, эта страсть, когда я смотрю на тебя…»
Dero: Считаю, что в христианстве страдания Христа выставляется на показ очень расчетливо. Отчасти такой подход извращает суть. Кроме того, в изображении этой фигуры на кресте очень много сексуальных намеков.
Определенно в нашей культуре наблюдается склонность к страданиям. Существует столько форм самоистязания: спорт, культуризм и т.д., садомазохизм, очень давно монахи бичуют себя… Католики имеют к этому особую склонность: во время молитвы нужно стоять на коленях на жесткой скамье, торжественная месса длится определенное время. Я думаю, при всем преклонением перед внешностью и человеческими качествами Христа, у многих верующих появляется желание страдания.
Я считаю, что это выхолащивание идей и неуместный показ одной личности. Я не могу понять этого. И я так же считаю, что Иисус никогда бы не сказал, что он более достоин чем Мария Магдалина.

M.S.: Возвышение Христа обсуждается в «INRI vs.Jahwe», в которой затем описывается спор об истинной вере, с точки зрения борца за веру: «Я ненавижу для тебя, я борюсь для тебя, я убиваю для тебя, я говорю для тебя и, все же, ты не просвещаешь меня…»
Dero: Совершенно точно, что религии манипулируют и отупляют верующих для того, чтобы ими было легче управлять. По меньшей мере, так было сформулировано. От таких манипуляций, отступлений, объяснений могла бы быть свободна только небольшая религия.

M.S.: Является ли Преображение Христа также и темой «Der Neue Gott»?
Dero: Мне показалось интересным связать социалистический лозунг «Братья, к солнцу, к свободе» с религией. С одной стороны, этот призыв очень любили использовать в политическом смысле, в социализме, с другой, в христианстве. Я также хотел показать, что люди сами охотно подчиняются таким манипуляциям. Однако, это песня, естественно, злая сатира, и ни в коем случае не стоит воспринимать его дословно!

M.S.: Если рассматривать 7 ваших альбомов, бросается в глаза, что постепенно исчезают песни с явным религиозным уклоном. Раньше ты высказывался на эту тему более прямо. Эти темы уже не кажутся тебе интересными или произошло некое усовершенствование лирики?
Dero: И так, и этак. Я испробовал на нескольких альбомах и понял, что все сомнения, страхи, ярость и заботы необязательно показывать прямо, «в лоб».
Я начал писать тексты с 16 - 17, тогда, когда человек еще является непримиримым и мало знает о причинных связях. Теперь я знаю, что только я, используя старую поговорку, «кузнец своего счастья». Конечно, направлять свой гнев против других или системы в целом – проще, но, в конце концов, все зависит от меня самого. Более того, если раньше я бы ткнул своего соседа локтем в ребра и сказал бы: «Эй, ты делаешь дерьмо!», то сейчас я говорю: «Может быть, ты делаешь дерьмо, но, вероятно, сначала я должен убрать перед свой собственной дверью».

M.S.: То есть из-за того, что ранние тексты были «плакатными», возникало неправильное восприятие вашей музыки?
Dero: Несколько раз перед нашими концертами были акции протеста. Перед нашим первым выступлением в Jolly Joker в Брауншвайге какое-то христианское объединение молодежи – я думаю, это была какая-то свободная церковь – раздавало листовки с текстом, что мы являемся сатанистами и отвращаем молодежь от истинной веры. Мы предложили им провести дискуссии, прямо на сцене, - конечно же, в ходе дискуссии нам удалось бы объясниться, так как наши слушатели знали, куда они пришли. И, надеюсь, что большинство, в отличие от свободных церквей, правильно понимало наши тексты. Если бы нам удалось побеседовать, вероятно, они поняли бы нас. Я думаю, нет никакого противоречия в том, что кто-то задает провокационные вопросы, несмотря на то, что верит в то же самое. К сожалению, никакая вера не терпит какую-либо форму провокации.

M.S.: Мерилин Мэнсон очень часто использует в своем творчестве провокацию в вещах, касающихся веры…
Dero: … и очень смешно и преувеличенно заигрывает с сатанизмом! Я не думаю, что он – сатанист, просто, он умный бизнесмен, который понял, что имиджем этакого Вельзевула он может заработать еще больше денег.
Мы с ним выступали несколько раз – он после двух-трех песен отбрасывает микрофон и уходит со сцены. Но, похоже, это не мешает публике, и она считает это классным. Oomph! никогда так не делает. Мы всегда с удовольствием работаем с нашей публикой, контактируем с ней как на сцене, так и после концертов, беседуя с нашими поклонниками!
Категория: Интервью с OOMPH! | Добавил: SPZenA (06.02.2010)
Просмотров: 402 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Инфо
Привет, Гость!


Группа:
Гости
Время: 12:50


Пожалуйста, зaрегистрируйся или авторизуйся.
Друзья
Oomph!Fan.com | English, Germany, Russian fan-site
Oomph! Ukrainischen Fan-Site

Designed by SPZenA | © 2017 |